Ночью перед подъездом на асфальте появилась надпись «Зайка, я люблю тебя!». Белой эмалевой краской поверх небрежности трудов дворника. Все шестьдесят женщин подъезда зайкового возраста (от десяти до 60 лет) в это утро выглядели загадочнее черных дыр космоса. По лицу каждой читалась абсолютная уверенность, что послание адресовано именно ей.
- Как это трогательно. – умилилась одна из женщин. – Настоящий мужчина и романтик растет. Я-то думала так сейчас не ухаживают.
- И не говорите. – подхватила другая. – И только одна единственная знает, что это написано только для нее.
- Уж она-то точно знает! – залилась румянцем первая. – Но не расскажет никому.
- Эт моей Машке писали. – заметил мельком отец одной из гипотетических заек.
- Ну, ну. Ошибок-то нет! – возразили женщины. – Запятая где положена и «тебя» через Е, а не через И.

- Ну так и почерк ровный. – возразил уязвленный отец. – Не слепой человек, видимо писал. Так что и не вам, вероятно.
Так, слово за слово, разгорелся конфликт полов, поколений и социальных слоев. С мордобоем, матом и разорванными бусиками. Приехавший наряд милиции полюбовался с полчаса на побоище заек подъезда и только потом разнял всех.
С утра надпись изменилась. Кто-то уточнил данные и теперь надпись была более конкретной «Зайка с 6-го этажа, я люблю тебя». Зайки с остальных этажей почувствовали до крайности оскорбленными в лучших чувствах.
- Это ж надо такой сволочью быть. – сообщила экс-зайка лет сорока с пятого этажа. – Разрисовывать-то – оно ума много не надо. Подарил бы цветов что ли.
- И не говорите. – поддержала еще одна развенчанная, с расцарапанным еще вчера во имя романтики, лицом. – Взял бы, да разметку нанес вместо этих каракулей. Раз уж краски много.
Зайки с шестого этажа свысока поглядывали на всех и мечтательно смотрели вглубь себя. Эту мечтательную задумчивость не оценил муж одной из заек. Он хотел было попенять супруге на недостойное поведение, но увлекся и попинал бедную женщину к вящему удовольствию всех остальных заек подъезда.
На следующий день надпись закрасили и на белом фоне черной краской появилось «Мильпардон, ошибка. С пятого этажа зайка-то! Люблю тебя.».
С шести утра начали подтягиваться зрители из соседних подъездов. И не зря. Ровно в семь, у подъезда, напрасно обиженная женщина с шестого этажа надавала пощечин своему несдержанному мужу за то, что он козел ревнивый. Мужчина виновато пыхтел и с ненавистью поглядывал на буквы на асфальте. Женщине рукоплескали все остальные женщины двора, вкладывая все свои обиды на спутников жизни в овации. Мужчины сочувствовали лицом и жестами, но сказать что-то вслух не осмеливались.
- Ишь как под монастырь подвел всех. – вздохнул какой-то мужчина лет пятидесяти. – Нет чтоб по секрету на ушко сказать зазнобе своей. Так нет – надо народ баламутить.
- А ты своей на ушко каждый день говори – она и не взбаламутится. – парировала соседка.
- А мне, допустим, никто не говорит ничего уже лет двадцать пять – и ничего. Не помер пока. – виновато пробурчал мужик.
- То-то и оно. – покачала головой женщина и вернулась к зрелищу.
- На пятом-то незамужних баб нету! – вдруг выкрикнул один из мужчин.
- А что ж в замужнюю влюбиться нельзя уж никому? – взъярились женщины пятого этажа. – Рожей не вышли, что ли? Что ты молчишь, а? Твою жену уродиной обзывают, а ты? Так и будешь стоять?
Приехавший наряд полиции вызвал подмогу и уже тремя экипажами они гоготали и ставили ставки. После всего разняли дерущихся и оформили двадцать три административных нарушения за драку.
Утром на асфальте красовалось «А чего все эти курицы щеки дуют-то? Зайка-то мой – мужчина с пятого этажа. Люблю тебя, зайка!». Управдом прочел это все, ахнул, сразу вызвал полицию и четыре экипажа «Скорой помощи».
- Зачем вам четыре? – допытывалась диспетчер. – Чего у вас происходит-то там?
- У нас на пятом четыре зайки живут! – неуклюже пояснял управдом. – И все женаты. Так что поторопитесь – пострадавшие вот-вот будут.
- Ах ты кобелина! – завыли на пятом этаже и раздался шум бытовой ссоры с рукоприкладством и порчей имущества.
- Алё! – закричали все жители подъезда со двора. – Нечестно так. Спускайтесь вниз – чтоб все видели.
- Сейчас. – вышла на балкон пятого этажа женщина в бигудях. – Скорой там не загораживайте дорогу.
Санитары пронесли двоих пострадавших. Еще один зайка вышел сам, гордо осмотрел собравшихся, пригладил резко поседевшие волосы, проводил заплывшим глазом обе кареты «Скорой помощи» и сказал:
- Слабаки! Тряпки!
После чего улыбнулся беззубым ртом и упал в обморок.
- эээ. Граждане… – заволновалась толпа. – А где четвертый-то? Может надо ему на помощь идти? Может дверь выбить и отнять бесчувственное тело у этой фурии?
- Что за собрание тут? – вышел последний из заек из подъезда. – Делать вам всем нечего?
Толпа ахнула – мужчина был чисто выбрит, причесан, одет в свежую рубашку и вообще – великолепен как залежавшийся в ЗАГС-е жених.
За мужчиной вышла его жена, поправила демонстративно мужу прическу и ослепительно улыбнулась соседям.
- Верк, ты чего? Бесчувственная какая-то? – ахнули женщины.
- Чего это? – удивилась Верка. – Это ж я писала. Своему. Люблю его – вот и дай, думаю, напишу. А нельзя разве?
- Вот ты скажи – ты нормальная?!! – завизжали соседи.
- Нормальная, вроде – пожала плечами Верка. –
А вы?

***
Алексей Максимович Горький и Антон Павлович Чехов любили захаживать в этот красивый, славившийся своими архитектурными достоинствами и гостеприимством дом в старой Москве, что располагался на углу Петровки и Столешникова переулка. Потому почитатели таланта «буревестника революции» прозвали это славное местечко — «На дне»; те же, кто восторгался творчеством «совести русской интеллигенции» именовали сей приют — «Чайка». А вот официального названия это заведение, как и все остальные российские бордели, не имело.

***
Может быть вас интересует моя национальность – так и спрашивайте .
Отвечу – я трижды русский – по языку, по месту рождения и по гражданству. Идеальную анкету портит страна проживания и фамилия. По стране я эстонец. Но ничего, фамилию можно поменять, из страны уехать, другой язык выучить. Ну от Родины, от родного языка, куда денешься?
Так вот оказался в этом немецко-германском Дойчланде. В Дортмунде. И понял, что немецко-германский, мягко говоря — преувеличение. Орднунг немецкий есть и немцы встречаются. Но мало. Они тут нацменьшинство и ведут себя соответственно — не высовываются, не галдят, мусор на улице не разбрасывают и в драку не лезут, даже выпивши. Москвичам- кавказцам у них бы поучиться.
Русских тут много и слышно их хорошо. Особенно тех, что только что приехали. Они думают, их здесь никто не понимает. Радостно и громко делятся своими впечатлениями и интимными подробностями в трамвае. Половина пассажиров начинает смотреть в окно, хотя там хрен чего увидишь – подземка. Но прислушиваются. Им интересно, чем история кончится. Где ещё так откровенно, как лучшему другу, все расскажут.
Русских от немцев не отличить. Пока рот не раскроют. Тут их даже с поляками не перепутаешь. У поляков через слово «матка божа». Ну а у русских вы сами знаете. Недаром ругательно русские по-эстонски – «тыбля». Поспорьте, что незаслуженно. Хотя есть интеллигентные люди, выучили дойч и затерялись в толпе. Прекрасно говорят по-немецки. Лишь изредка путая артикль дии с артиклем бля.
Все это веду вот к чему. Поменялись у меня соседи. Съехали португальцы, к которым уже привык и появился новый сосед. На бирке квартиры — немецкая фамилия. Это хорошо. Проблем не будет. Будет орднунг.
А вот хрен вам, а не орднунг. Обычно в доме тихо, а уж в 23-00 все умерли. Рядом Борсигплатц. Местные футбольные фанаты празднуют там победы Боруссии. Турки — победы своих любимых команд во внутритурецком чемпионате. Греки праздновали победу сборной Греции над сборной Германии во время чемпионата – греческие флаги, салют, Евива! – и никакого мордобоя. А в 23-00 – ТИШИНА. ВСЕ УМЕРЛИ. Орднунг.
А тут вечер, врубается музыка, тяжелые басы – ладно, потерпим, у соседей новоселье. 23-00 – продолжение банкета. Ладно, я не немец, не принципиальный. 23-30, спать охота, деликатно стучу. Португальцы в таких случаях реагировали адекватно. А тут басы аж взорвались, пол вздрогнул и посуда задребезжала. Дело плохо, пошел разбираться. Двери открывают, деликатно намекаю, 23 давно прошло, убавь музон. Дверь перед носом захлопывается. Звоню снова. Вылезают пять человек и мы препираемся на повышенных тонах под ухающий тяжелый рок. По-немецки и по-итальянски – жестами. Через какое-то время вижу – оппоненты прислушиваются, чувствуют иностранца, снижают тон и тихо спрашивают: «Вы из какой страны?»
— Я – из ЭСТОНИИ.
Со слабой надеждой спрашивают: «Может быть, Вы и по-русски говорите?»
—Натюрлих, а как же! Музыка выключается, я миролюбиво спрашиваю, откуда, мол, ребята?
– Из КАЗАХСТАНА.
И сразу они мне комплимент: «Из Эстонии, а так хорошо говорите по-русски!»
– Я, вообще-тто нее ээстоннец.
– ДА И МЫ НЕ КАЗАХИ.
Занавес !!!

***
Диалог на расстоянии:
- Ты доехал уже?
- Удивлюсь, если доеду…
- В смысле?
- Я тут сижу сразу за водителем, водителя мне не видно: тут перегородка, зато, к сожалению, слышно… Он уже сорок минут общается по телефону.
- Ха-ха, так включи музыку себе и не слушай его.
- Да не в том проблема! Он кому-то в телефон рассказывал, какой он офигительный водитель: «Да я хоть хуем могу руль крутить, а руками в это время жонглировать!»
- Ыыы!!!
- И судя по тому, как автобус носит по всей дороге, мне кажется, что ОН, БЛЯДЬ, ТАК И ДЕЛАЕТ!!!

***
Была тут история про вымышленных пионеров героев. Ну а моя о настоящих звездах рока на уроке истории советской школы.
Современными журналистами принято описывать 70-е годы как расцвет застоя, жизнь полную придурков, очередей, дефицита и пр. Типа щастье началось только сейчас. Достоверно заявляю — вранье. Мы жили интересно, разнообразно, благодаря отсутствию интернета занимались простым человеческим общением, ездили с экскурсиями и просто так по всей стране. А за границу нас — школьников — стая дебилов из комиссии ветеранов партии в горкоме — отпускала практически свободно. Тем более мы числились детьми рабочего класса, а эти кролики партийные, возглавляемые Михал Андрееичем Сусловым ничего кроме принципа диктатуры пролетариата заучить не сумели.
Вот и несли мы по их мнению идеи коммунизьма на просторы Чехословакии, Венгрии и даже графства Дарем в Великобритании. Обратно везли в основном пластинки тогда еще виниловые разной непотребщины, типа Блэк Саббат, Дип Перпл, Лед Зепеллин, Грэнд фанк и пр. Ну а в чемоданах среди трусов прятали естественно печатную продукцию про рок и девушек. Уроки истории почему-то в основном КПСС вела у нас такая божья коровка из совета ветеранов КПСС, которая с выражением читала всю эту лабуду и похоже вообще ничего в реальности не понимала. Но очень мы полюбили ее уроки, когда началось изучение современного рабочего движения. Наглость наша была такова, что даже на открытых уроках мы с выражением рассказывали высоким гостям про лидеров английского и американского пролетариата — Пола Маккартни, Йана Гиллана, Оззи Осборна, Джима Моррисона и многих других. Партийные клоуны были настолько тупы и безграмотны, что понимали только некоторые знакомые им слова, все остальное заполнялось нами как пародия на школьные учебники.

***
Звоню дочери:
- Привет, как дела?
- Ой, мам, у нас сегодня на немецком учительница предложила в 12 часов 12 минут написать свое желание по-немецки на листке в терадке.
Зная, что доча мечтает о планшетнике спрашиваю:
- И как же ты по-немецки написала «планшетник»?
- Ну, ма-а-а-ам, iPad, конечно же.

***
Проходил на днях мимо альма-матерной школы. С какой-то потаенной радостью обнаружил, что «Санек» все еще на месте (так мы называли металлическую конструкцию возле футбольного поля).

Небольшой экскурс в историю – в преддверии Олимпиады-80 (сцуко, да я практически Дункан МакЛауд!) страну охватила спортивная лихорадка. Само собой, в стороне наша школа не осталась. Карательные операции начались с того, что перед уроками полусонных школоло сгоняли во внутренний двор «пус-с-сти, гад!!», но вместо расстрела нас заставляли делать зарядку под хреначившее из матюгальника пианино. Помимо прочего, вокруг футбольного поля установили полые железные хрени, на которых вскоре появились изображения разных видов спорта.

В советские времена наши судостроительные заводы с радостью оказывали городу шефскую помощь, не жалея металла для детишек (военка, ептыть!). В некоторых дворах до сих пор стоят монументальные качели, которые наверняка переживут нашу никчемную цивилизацию. Помнится, редкий мускулистый ребенок мог сдвинуть их с места, поэтому слабенькие катались по двое-трое.

Когда пришли 90-е, еды в домах стало меньше – зарплату перестали давать всем. Конечно, рыбалку никто не отменял, но хлеба и мяса хотелось тоже. Суровые судостроители взяли ножовки по металлу и вышли во дворы… Битва была неравной – дяди методично пилили железные конструкции, потому что тех методично пилили тети. Проданный металлолом оседал в желудках приятной колбасной тяжестью. Щитомонументы вокруг футбольного поля не стали исключением – каждое утро мы наблюдали исчезновение очередной олимпийской дисциплины.

Но последний вид спорта не сдавался – он продолжал гордо стоять, невзирая на подписанный приговор. Почему «металлисты» не трогали эту хрень, неясно – может быть, это была заначка на самый-самый черный день. Каждое утро мы с радостью обнаруживали, что монумент все еще на месте – читавшие «Последний лист» поймут, о чем я. Чувака на картинке окрестили «Саньком». Жизнь закалила его; уверен, теперь он выживет даже при захвате нашей страны фашистами. И вряд ли он держит злобу на людей из-за павших товарищей – со временем к нему пришла мудрость и понимание жизни.

P.S. В школе мы частенько спорили – какой вид спорта намалеван неведомым мастером клинописи. Я слушал версии усмехаясь, поскольку всегда знал – «Санек» изображал дисциплину под названием «Приседания с чупа-чупсом».

***
yyy: ну и как?
xxx: Представь, что ты женатый мужик. И у тебя родился сын.
yyy: ну.
xxx: вот. спустя некоторое время, ты узнаешь что у тебя родился, на самом деле, не сын, а дочка!
yyy: Как это?
xxx: Не отвлекайся. Спросить жену об этом ты не можешь, потому что она умерла при родах. В роддоме выясняешь, что действительно это не твой сын, произошла ошибка. Вроде бы разобравшись, что к чему ты идешь к женщине которая забрала твою дочь. У нее оказывается нет мужа (она мать одиночка), и более того это оказывается та самая девушка, с которой ты случайно переспал, когда ездил в командировку. Так-что есть вероятность, что на самом деле это твой сын.
yyy: …
xxx: а потом ты находишь смски на телефоне жены из которых узнаешь, что у нее был любовник, и что это, скорее всего, его дочка… А еще тебе звонит теща и говорит: «Я знаю, мы с Вами в плохих отношениях, но считаю своим долгом сказать, что на похоронах в гробу была моя дочь, но не Ваша жена…», бросает трубку и на звонки не отвечает… а потом звонит телефон жены, на котором высвечивается: «Мой второй», ты его взять не успел, а при перезвоне «абонент не доступен»
yyy: что-то я запутался.. ну ладно, что дальше?
xxx: а дальше ХРЕН тебе!
yyy: ээй…
xxx: вот примерно так же и я себя чувствую кода меня будят…

***
На моём рабочем столе, за которым я часто пью чай, сидя за компом, стоит пластиковая баночка с мульти­вита­ми­на­ми-драже «Ундевит». Раз-два в день я перехватываю по витаминке.

Вот и сегодня привычные до автоматизма движения: взять баночку, открыть крышку, вытряхнуть драже в ладонь и отправить в рот. На всё уходит секунда-две, не больше. Успеваю отметить странную форму витаминки на языке, но она уже проглочена. Подношу баночку к глазам: блин, компьютерные винтики! Они у меня хранятся в такой же баночке из-под витаминок…

Ну что ж, недостаток железа в организме в ближайшее время мне не грозит… ;)

***
Вчера сижу себе за компом, никого не трогаю, подходит сестра:
- Это всё твоё влияние! Чтобы к ребёнку больше не подходил!
Поясняю: ребёнок — это племянник мой 8-летний, сын её. Заявление удивительно тем, что я от него и так постоянно открещиваюсь как могу, а его мне навязывают уроки делать или ещё что. Но вожусь я с ним всё равно много. И тут такое заявление. Я даже подумал, что ослышался.
- Чего?
- Говорю, чтобы к Ваньке больше не подходил!
- Да с радостью, а случилось-то что?
Оказалось, что в школе был какой-то психотренинг. Ну когда приходит в класс тётенька (дяденька), задаёт детям тупые вопросы и по ответам делает выводы о развитии, состоянии психики, а потом с родителями беседует. Продолжаю не въезжать.
- Ну и что?
- Его спросили: «Кто пасётся на лугу?» И знаешь, что он ответил?
- Что?
- ЗАГОТОВКИ ДЛЯ РАГУ!

***
В нашей части, а может и в других, существовало маразматическое правило. Каждый офицер обязан был оформить на год подписку на газеты “Правда” и “Красная Звезда”. Делалось это самостоятельно. Идёшь на почту, оформляешь подписку. Затем показываешь заявку и квитанцию ответственному офицеру из политотдела и тот у себя отмечает, что тебя в течении года расстреливать не надо.
Поскольку в политотделе кроме людей, поклонявшихся идолу, отродясь никого не бывало, то и мышление у них было чисто идеологически направленным. В детали повседневной жизни не вдавались.
Так вот, я придумал какую схему. Оформляя подписку на эти две газеты в бланке заявки ставил галочку только на январь. Остальные оставались пустыми. Оплачивал подписку на 1 месяц. На заявке ставили штампик «оплачено». И давали, естественно, чек об оплате.
Потом на заявке я проставлял галочки в остальных 11-и месяцах.
Ну а чеки известно какие раньше были. Нечто синее, похожее на цифры. Да если ещё пальцем потереть, то вообще ничего не разберёшь.
Показывал всё это барану из политотдела, тот видел слово «оплачено», и вот я чист перед партией.
Система работала 2 года, пока я не рассказал про такой трюк кому-то из своих в отделе.
Информация стала распространяться и достигла таки политотдела. Даже было расследование по нахождению инициатора антипартийной деятельности. Но поскольку информация распространялась хаотично, выяснить начало цепочки политработникам не удалось. Но со следующего года подписку стал на всех оформлять политотдел. То есть собирал со всех денежный оброк.
Вот таким вот образом я, оказывается, пытался подорвать величие партии. А мне просто не хотелось платить за макулатуру.

Похожие статьи:

  • 12.12.12
  • Веселые истории
  • Смешные афоризмы