В букмекерских конторах принимают ставки на то, что произойдёт 21 декабря:

1) Токио будет разрушен землятресением или цунами — один к двумстам( то есть, если событие произойдёт, то на каждый поставленный рубль, вы получите 200)
2) Над всей Австралией образуется озоновая дыра — 1/300
3) В Китае перестанут рожать детей — 1/250
4) В Тибет вернётся Далай Лама — 1/30
5) В Пакистане или Афганистане найдут живого Бен Ладена — 1/40
6) В каирском музее Египта оживут мумии — 1/500
7) В ДР Конго обнаружат говорящую обезьяну — 1/80
8) В Москве отключат всё электричество — 1/10
9) В Париже разрушится Эйфелева башня — 1/100
10) В Ватикане женится Папа Римский — 1/500
11) В Мюнхене запретят пить пиво — 1/250
12) В Исландии начнётся извержение Эйяфьядлайёкюдля — 1/15
13) Нью — Йорк будет разрушен гигантским метеоритом — 1/500
14) Вашингтон будет захвачен пришельцами с другой планеты — 1/500
15) Парк Йеллоустоун провалится под землю — 1/250
16) В Лас — Вегасе закроют все казино — 1/300
17) На Ямайке воскреснет Боб Марли — 1/500
18) В Ю.Америке найдут могилу Мартина Бормана — 1/50
19) В Антарктиде найдут секретную базу немецких фашистов — 1/250
20) Статуи о.Пасхи исчезнут в неизвестном направлении — 1/150
21) Лионель Месси признается, что он — инопланетянин — 1/10
22) Земля перестанет существовать и наступит конец света — 1/500
______
Делаем ставки, господа и дамы!
И какое маловероятное событие добавили бы вы в этот список?

***
Вчера на одном букмекерском форуме диалог клиента с модератором:
Вопрос клиента: Как вы думаете в поединке Лебедев — Сильгадо нокаут могу я поставить?
Ответ модератора: Извините, советовать по ставкам не имею права, но судя по коэффициентам будет не нокаут, а вынос тела Сильгадо.

Что в общем-то и подтвердилось.

***
Цикл рассказов о Сереге Цветокрылове,
в котором каждое слово чистая правда, так как придумывать что-то сверху просто глупо…

«Если друг оказался вдруг…»

Какое-то время, что-то около двух лет, я жил с Серегой в маленьком флигеле на окраине города у его родственников. Платить ни за что не надо было, и это с лихвой покрывало удаленность жилья, отсутствие удобств и Серегино соседство. Не подумайте плохого, мы очень тепло относимся друг к другу, я даже где-то в глубине души люблю этого обормота (сейчас, кстати, этот обормот – кандидат наук, пишет докторскую). Но…
Однажды я заболел. Пришел домой уже весь разбитый, с температурой и с большой надеждой, что Серега дома и будет кого отправить за лекарствами. Слава Богу, друг оказался дома, искренне (я надеюсь) мне посочувствовал и без слов согласился сходить в аптеку. Выгребя из кармана последние деньги, я отправил товарища в дальний путь (дело вечернее, работает только дежурная аптека в центре города) и попросил поторопиться, так мне очень плохо. Утомленный сборами и напутствием, я забылся дурным сном.
Проснулся ночью, от сотрясающего озноба, флигель промерз насквозь — изо рта шел пар (декабрь месяц). Из последних сил собрал на себя все одеяла и провалился в сон с мыслью: где Серега, не дай Бог случилось что-нибудь, ведь должен был давно уже вернуться… Помню, просыпался (разлеплял смерзшиеся ресницы) – было то светло, то темно… Где-то в глубине сознания была мысль – надо подняться, натопить печь, но пошевелиться просто не было абсолютно никаких сил. Сколько прошло времени, какое число – я не знал, тогда не было мобильных телефонов – источников информации и спасительной соломинки, чтобы вызвать помощь. В какой-то из моментов пробуждения я совершенно четко понял, что если я не встану и не начну действовать, то мне крышка. Было тяжело не то что встать – откинуть одеяла и сесть в постели чуть не лишило сознания. С перерывами, шатаясь и держась за стены, оделся и вышел во двор. Интересно, откуда иногда берутся силы… НАКОЛОЛ и НАТАСКАЛ дрова, затопил печь… И понял, что в доме нет ни капли воды и ни крошки хлеба, только горстка манной крупы вперемешку с мышиным пометом. Топить грязный снег мне и в голову не пришло. Пришлось брать 20-литровую флягу, ставить ее на специальную тележку и тащиться за 2 квартала на водокачку. Как мне это удалось, самому не понятно. Отлежался, отдышался, оценил ситуацию… Все мои подвиги без еды – пустая трата сил и времени, а еды-то как-раз и не было. Еды и денег. После некоторого (тяжелого) раздумья — ЭВРИКА!!! БУТЫЛКИ!!! В прихожей с 1-го сентября (начала учебного года и очередного этапа жизни вдали от дома) копится куча пустых бутылок, а в трехстах метрах находится круглосуточный киоск, где принимают тару. Сказать-то легко, а вот сделать… Натаскал еще дров, нагрел воды и, домывая последние бутылки (всего вышло на 2 мешка) я понял, что потратил слишком много сил и просто не смогу дотащить мешки с тарой до киоска… И – о чудо!!!! Кто-то хлопнул воротной дверью и послышались шаги. Не знаю — почему, но я ожидал увидеть кого угодно, но только не Серегу. Чувак был просто никакой. Было видно, что дошел на автопилоте и из последних сил. Прошел мимо меня со стеклянными глазами и рухнул на кровать прямо в сапогах.
Если честно, я тогда был совершенно сражен открывшейся истиной – человек, которого я считал своим другом, на мои деньги на лекарства веселился в общаге до тех пор, пока ему не показали на дверь самые терпеливые. Никому не пожелаю так разочаровываться в людях…
С трудом (с помощью воды) удалось разбудить пьяницу и заставить тащить мешки в пункт приема. Со стороны мы смотрелись бы забавно, если бы кто-нибудь мог это оценить глубокой ночью в темном переулке под завывания метели. Нас обоих шатало из стороны в сторону, Серега при этом нес 2 мешка бутылок и только везением можно объяснить, что все мои труды не пошли прахом.
Пока сонная продавщица пересчитывала тару и выдавала нам несколько мятых купюр с горкой мелочи, Серега топтался рядом и ежеминутно пытался упасть. Я хотел сказать, чтобы шел домой, но даже на это сил у меня не было. Забрав деньги, я пересчитал доход и стал прикидывать – какие продукты нужны в первую очередь. И в это момент мне в ухо хриплым перегаром Серегин голос: Жека, давай водки возьмем!!
Сказать, что я был зол, или возмущен, или еще что-то – не сказать ничего. Меня захлестнула волна такой дикой ненависти и обиды, но выражать что-либо просто не было сил. Я молча сунул деньги Сереге, развернулся и пошел домой. Очень хорошо помню свою надежду на то, что сосед не совсем спятил и догадается взять хоть что-то из еды.
Я был слишком хорошего о нем мнения… Серега на все деньги купил ДВЕ бутылки водки и ПОЛ-булки хлеба.
Пока я лежал, отвернувшись к стене и переживая ОЧЕНЬ сложную гамму чувств, Серега нарезал хлеб, разлил водку и тоном недовольного дворецкого позвал к столу. Я подумал: а какого черта? Водка лучше, чем ничего.
В общем, мы выпили всю водку, закусив половинкой булки и запивая кипяченной водой… На утро я проснулся СОВЕРШЕННО ЗДОРОВЫМ человеком.
… Прошло 15 лет, я рассказал эту историю в компании общих с Серегой друзей, кого-то это впечатлило, кто-то сказал, что наверняка я все приукрасил. И вот момент – те-же друзья + Серега, я пересказываю эту историю уже для Сереги, на что он отвечает: Да я ЗНАЛ, что с ним ничего за эти 2 дня не случится!!!
Интересно, ОТКУДА он это ЗНАЛ?

***
Как-то, сидя в театре, Россини шепнул на ухо своему соседу:
- Певец плох невероятно. Первый раз в жизни слышу такое ужасное пение.
- Может быть, вам лучше пойти домой? — предложил сосед.
- Никоим образом! У меня есть сведения, что в третьем действии героиня должна убить его. Я хотел бы дождаться этого.

***
На одном из сайтов вышла статья под заголовком «Хакер, выложивший в Сеть интимные фото кинозвезды Скарлетт Йохансон, приговорен».
Первый унылый коммент: «Я-то думал к статье наглядные доказательства приложат».

***
В моей семье достаточно легкомысленно относятся к своему здоровью. Как ни странно, никто из нас пока не умер. Более того, живее многих своих ровесников.

Как говорится, человек может совершить невозможное, если не знает, что это невозможно.
Моя мама в детстве была болезненным ребенком. Очень часто проводила время в кровати с ангиной. Вот эти-то нехорошие бактерии и выели в итоге кусок сердечного клапана. Врач сказал, что теперь её ждёт спокойная ненапряжная жизнь. Никаких выкрутасов, волнений, стрессов. О спорте тоже можно, в принципе, не вспоминать. Но как можно было отказаться от спорта! Это же модно — все занимаются спортом. Во-вторых, запретный плод всегда сладок. Из всего имеющегося разнообразия мама выбрала велоспорт. Помимо тренировок на велосипедах были обязательные кроссы километров по пятнадцать. Их мама вспоминает как ад. К финишу она приползала: она бледнела, зеленела, теряла сознание. Дома кашляла кровью и с ужасом прятала забрызганные наволочки от своей мамы. Но каждый раз она доходила кросс до конца. Она, наверное, подозревала, насколько это может быть опасно, но тогда — уж лучше смерть, чем вечное изучение потолков.
На медосмотре в одиннадцатом классе никаких отклонений в работе сердца выявлено не было. Клапан восстановился.

В медицинский институт она не поступила с первого раза. Осталась работать санитаркой в больнице. Хватило года, чтобы понять, что она сделает всё, что угодно но к работе санитаркой больше не вернётся. К началу экзаменов начал болеть живот. Соседки по общаге сказали, что скорее всего это аппендицит. Ложиться в больницу было нельзя. Пропустишь экзамены — ждать ещё год. Поэтому каждый поход в институт начинался с уколов анальгином. Сначала хватало пары кубиков на день. К последнему же экзамену, сочинению по литературе, максимально допустимой дозы хватало максимум на два часа. Сочинение мама писала сразу на чистовик. Управилась за 45 минут. Экзаменатор удивилась, когда через 45 минут ей принести первую работу. Спросила ещё, уверена ли мама и не хочет ли что-то подправить, проверить. Её-то было не понять, ЧТО заставило девушку с такой скоростью написать работу. Из института сразу же повезли в операционную. Врачи сказали, что мама жива только благодаря чуду: аппендикс прорвался, но оказался «запаян» стенкой кишечника. Именно поэтому удалось дотянуть до операции. Если бы не это — смерть достаточно мучительная и без возможности спасения.
Потом у мамы ещё долго хрустела попа от кристаллов анальгина.

Я до сих пор считаю это безумными поступками. Но, может быть, без них не было бы меня с братом.
Уже на себе я испытала с лихвой абсолютно спокойное отношение родителей (оба медики) к нашему здоровью. О здоровье детей в семье не заботились в общепринятом смысле этого слова. Я переболела желтухой в детстве. Может, заразилась и случайно, но мама решила, что так может даже лучше — естественный иммунитет лучше всяких вакцин. С детства таскалась по ветряночным больным, чтобы пережить ветрянку как можно раньше. Не повезло — заболела в семь лет с температурой под 40 градусов, рвотой и оспинками по всему телу. Всё детство я провела очень бурно. В фотомодели меня не взяли бы ещё и потому, что у меня «нефотогеничные» ноги — они во всяких ссадинах, укусах, шрамах. Но я ни разу не помню, чтобы маму это особо беспокоило. Уже сейчас, когда я давно замужем, она рассказывает, что многие мои раны следовало бы зашить, а с ожогами валяться дома и не контактировать с «улицей». Но тогда всё решалось просто: подождём пару-тройку дней, если не начнёт само заживать, придётся прибегнуть к больнице.
И ведь заживало! Сейчас вряд ли подобные раны дались бы мне так просто. А тогда, раз мама сказала, что это фигня, значит и думать о ней не стоит. Часто даже перекисью не обрабатывали.

Эта семейная «политика здоровья» распространялась и на болезни. В доме не было ни единой таблетки, разве что кроме аспирина. Да и то, только потому, что мама с ним огурцы консервировала. Правило простое: либо само пройдёт, либо — в больницу. И никто ведь не болел!
Дома всегда были открыты окна, даже зимой. Братишка в младенчестве всю зиму спал в коляске на балконе. А теперь среди нас всех, метров с кепками, он один — выродок — богатырь, огромный и сильный.
Папа всё время болел с осложнениями зимой. У него всегда был слабый иммунитет. Но однажды осенью, т.к. всё время ездил на машине, он перестал надевать шапку. Всё равно по морозу пути-то, что от двери до машины и обратно. Потом привык и к более длительным прогулкам без «головы». Как-то эта зима прошла без осложнений. Постепенно и его хронический гайморит успокоился.

Я не хочу сказать, что мы никогда не болеем — постоянно какие-нибудь вирусы подцепляем. Мама — в силу профессии, остальные — от мамы. Я, например, как все нормальные люди, раз в пять лет гриппом болею. Почему нормальные, спросите вы. Просто мама когда-то сказала, что вирусы гриппа полностью мутируют раз в пять лет. И через пять лет старый иммунитет на них не действует. Может это и не правда, но факт остаётся фактом — раз в пять лет.

Я это к чему всё рассказываю. Может, не стоит нам так много знать о том, что можно, а что нельзя?! Когда не знаешь, что что-то невозможно, оно становится реальным.

***
Я сегодня поучаствовала в эксгибиционистическом действе. Правда, я сначала и не поняла, что это оно самое. Иду, никого не трогаю. После снегопада тропа узкая, разойтись сложно. На улице мороз под 30. Спешу. Нос в воротнике, в ушах наушники. Утыкаюсь взглядом в чьё-то тело, от колен и ниже. Делаю шаг в сторону, тело туда же. Я — в другую сторону, оно — следом. Что за фигня такая, думаю я и поднимаю взгляд. Мужичонка какой-то жалостливо так на меня смотрит. В голову мне приходит гениальная мысль: спросить что-то хочет. Вынимаю наушники и изрекаю: «Ещё раз, пожалуйста». Взгляд мужика приобретает оттенок недоверчивости и опаски. В это время мой взгляд падает туда, куда надо. А там… бедное, несчастное, посиневшее — мы же помним про -30? — скукожившееся нечто, что и достоинством-то не назовёшь. И так мне стало его жалко… Стянула с ладошки рукавичку и протянула страдальцу.
Ещё никогда, никогда от меня так быстро никто не убегал…

***
Были в гостях у знакомых, он — настоящий админ, она — настоящий бухгалтер. Интересуемся: как начали встречаться, ведь админы и бухгалтера — заклятые враги?! Она краснеет, ну а он рассказал историю: «Два года назад работали на одном предприятии. Заставили меня выйти в субботу помочь с расчётом зарплаты. День сразу не задался — база упала, электричество включается-выключается, комп в синий экран выкидывает, и она ещё мозги ебёт. Ближе к полудню после очередного выпада в мой адрес я схватил скотч, заломил ей руки, замотал скотчем, заклеил ей рот, сорвал с неё юбку и перегнул её на рабочем столе и выебал. После того как закончил, дал ей в руки нож для бумаги, а сам удалился в серверную ждать наряда милиции. Милиция так и не приехала, но в комнату зашла она и предложила вместе попить чай. После чая мы снова, на том же столе, повторили, но уже без скотча».

***
Ленинград, военное училище связи. 4-й курс. Перед новым годом, 31 декабря мы, человек 6, пошли в баню. Натурально. Никто никуда не улетел, но немножко разогрелись коктейлем. Мне отец прислал спирта бутылочку из под шампанского. Другому парнишке родители прислали ликёр Вана Таллин. Вот такой у нас двойной ликёрчик получился в итоге — спирт с Вана Таллином. Вернулись благополучно. До НГ ещё оставалось время, поэтому в кубрике накрыли стол. Водка и всякие консервы. Ещё жахнули.
Встречу НГ командование решило провести в спортзале (при царе – конюшня Академии Генерального Штаба). Какие то дурацкие ленточки, шарики развесили. А чтобы кадетам скучно не было, в ближайшее женское общежитие сообщили – приходите девушки к нам. Вход свободный.

Пошли мы в спортзал. Скукотень, да и на ногах уже еле стоим. Ушёл сразу оттуда. Даже не помню, где меня НГ застал. Пришёл и сразу на койку упал и заснул. А на столе как было, так всё и осталось. Проснулся от того, что меня трясут. Это оказался ответственный офицер по факультету. На стол показывает, это что? Я мало пока соображаю. Стол говорю. Он – ты не придуривайся, говори с кем пил. А на столе чуть меньше 10 бутылок. Пустых и не допитых. С кем пил, отвечай! Ну тут я дурочку включил. Один, чего я с кем то делиться буду. Пошли, выливать будем. Я ему говорю – свою водку выливать не буду. И снова завалился. Тот понял, что со мной бесполезно говорить. Сам вылил. Потому что когда мужики вернулись, все бутылки были пустыми. Но это же были не последние…

После праздников вызывают меня к начальнику факультета. Вопрос ко мне собственно один. С кем пил. Ответ – один. Начфак говорит – не может один человек столько выпить. Говорю ему, а я сибиряк. Они ещё не то могут. Как ни странно, на этом всё закончилось. Я думал, как минимум на губу посадят. Не посадили. Мало того, я незадолго до этого подал заявление о вступлении в партию. Подхожу к нашему парторгу. Говорю, что после такого залёта сейчас заявление напишу, что мол расхотел вступать. Тот – погодь и пошёл к начфаку. Приходит от него. Не угадал, говорит, ничего писать не надо. У тебя отличная успеваемость. Ни одного замечания к тебе за 4 года не было (это так, ни разу за задницу не взяли). На парткомиссии покаешься и всё.
Парткомиссия. Отвечаю на дурацкие вопросы. Сколько штук членов в политбюро и прочую лабуду. Последний ко мне вопрос – чего ты на НГ нажрался то? Мой ответ их уложил. Сказал: «Я больше не буду».
Всё, годен…

***
Фамилия его была Исмаилов. Простая такая дагестанская фамилия. Да и сам он ничем не выделялся среди земляков. Классический даг: по-обезьяньи небритый, переваливающийся с ноги на ногу, руки в карманах, ремень распущен. Подшива в сантиметр толщиной пришита черными нитками. Ротный наловчился отрывать подшиву у Исмаилова одним движением указательного пальца правой руки. Как встретит — палец под воротником и резким рывком рвет:
- Подшиться!

Через 10 минут Исмаилов гуляет по расположению с новой подшивой, пришитой теми же черными нитками. А чего ему — молодых много, любому сунул комок, в лоб дал для профилактики — подошьет, никуда не денется. Сами даги в бригаде до ручного труда не опускались.

В батальон пришел новый командир — молодой майор, только что из академии, планов громадье, все дела. Батальон начинал работать в 7 утра, заканчивая в третьем часу ночи. Некоторые офицеры даже до поселка потом спать не ходили — а чего полчаса в один конец тратить, легче в чудильнике переночевать у холостяков.

Одним из нововведений молодого комбата была парольная система. После отбоя в батальон можно было попасть, только зная пароль. Введен был принцип дополняющего числового пароля. То есть на текущий день устанавливается паролем определенное число, допустим «двенадцать». Тот, кто желает пройти в казарменное помещение после отбоя, стучится в запертую дверь. С обратной стороны к ней подходит, как правило, помощник дежурного по батальону или дежурный по одной из рот и говорит, скажем, «пять». Тот, кто стоит на улице должен найти число, дополняющее названное из казармы число до текущего пароля. В математике это называется модулем разности. Скажешь «семь» — и отпирается огромный засов с внутренней стороны казармы. Скажешь «шесть» или иное число — и хрен тебе на рыло. Несмотря на звания и должности.

Как-то раз сержант не пустил в казарму комбрига. Так комбат ему выписал 5 суток к отпуску. Естественно, такой кусок халявы не оставил равнодушным личный состав батальона.

В тот день совещание командиров частей и подразделений в бригаде закончилось довольно рано — около полвосьмого вечера. Время летнее — конец августа. Офицеры и прапорщики сидели в курилке и травили анекдоты, истории из службы, рассказы о бабах и тому подобное. И одновременно внимательно следили за зданием штаба бригады. Как только оттуда повалили люди, все встали и побрели в ленкомнату на совещание в батальоне. Пришел комбат. Совещание в батальоне не особо затянулось — задачи были нарезаны всего-навсего к десяти вечера. Отпуская личный состав, комбат назначил пароль на сегодня. Незамысловатый пароль. Дабы люди не перетруждались. «Десять». Все радостно свалили.

Комбат жил ближе к поселку. Дойдя практически до дома, вспомнил, что в батальоне ему чего-то было надо. Чего ему было надо, история умалчивает, да и неважно это. Пришлось возвращаться.

Дежурным по батальону заступил старшина радиорелейно-кабельной роты старший прапорщик Лукьянов. Макс в народе. Помощником дежурного на беду заступил рядовой Исмаилов. Время было уже к одиннадцати вечера, команда «Отбой» была подана. В казарме наступила тишина. Макс читал какой-то детектив, Исмаилов в углу дежурки слушал народные дагестанские песни по старому расхлябанному кассетнику, монотонно подпевая, и мастерил себе какую-то мелочь к дембелю. То ли подкладки под значки из белого пластика, то ли аксельбант из белых капроновых нитей с выхолощенными калашниковскими патронами на концах кистей.

В дверь сильно постучали. Макс, подняв правую бровь, тем же глазом посмотрел на Исмаилова и махнул головой по направлению к входу в казарму.

Исмаилов тяжело вздохнул и, кряхтя, направился к двери.
- Шесть! — с жутким акцентом сказал он.
- Четыре, — спокойно сказал с другой стороны комбат. — Открывай!
- Нэ аткрою, — так же спокойно сказал Исмаилов.
- Не понял? — удивился комбат.
- Парол нывэрный! — объяснил свою наглость Исмаилов.
- Чего? — не понял комбат.
- Парол, гавару, нывэрный!
- Исмаилов, ты чего там курил? — поинтересовался комбат, на всякий случай в уме сложив шесть и четыре и получив требуемый пароль. — Шесть плюс четыре будет десять, ты чего — охренел в атаке, человече?
- Нэ будет дэсят!

Макс в дежурке отложил книгу и стал внимательно прислушиваться, изредка тихо хихикая.
- Исмаилов, сука, открывай дверь!
- Ны аткрою! — Исмаилов понял, что вот она, обещанная комбатом проверка с его стороны, и, кажется, светят пять суток к отпуску.

Комбат начал звереть.
- Исмаилов, етит твою мать, дверь открывай, сволочь!
- Ны аткрою! Нильзя!

Комбат дошел до точки кипения.
- Исмаилов, блять, ты считать умеешь, гондон рваный?!
- Умэю!
- Шесть плюс четыре сколько будет? Десять?
- Нэт!
- Ну! Ну, сука! Выдрочу щас! Уебище пятнистое! Слышь, харя!
- Слышу, таварыщ майор!
- Дверь открывай, сука сраная!
- Нэ аткрою!

Макс затаился в дежурке, давя хохот.
Комбат принял единственное на тот момент правильное решение.
- Слышь, воин, ибена мать! У тебя на руках сколько пальцев?
Исмаилов надолго замолк.

- Ты чо там — уснул, грызло?
- Дэсят, таварыщ майор!
- Ну слава тебе, Господи, хоть в этом ты с Аллахом скоординировался. Исмаилов, сволочь!
- А?
- Сожми кулаки, уебище! — комбат начал повторяться в эпитетах. В обычном состоянии он себе такого не позволял. Но в экстренных случаях словарный запас у него сокращался.
- Ну, сжял!
- Отогни шесть пальцев!
Исмаилов снова замолк.
- Ну? Отогнул?
- Атагнул!
- Теперь еще четыре отогни, гнида горбоносая! И посчитай, сколько получилось!

Исмаилов снова замолк. Комбат терпеливо ждал окончания вычислительного процесса.
- Вай, таварыщ майор! Сычас аткрою, таварыщ майор! Сычас!

Комбат дождался, пока Исмаилов отодвинет засов, спокойно зашел в казарму, взял своим кулачищем Исмаилова за камуфляжную куртку на уровне верхних карманов, поднял на уровень своего лица и стал методически стучать его спиной о стенку.
- Дежурный!
Макс появился из дежурки.
- Товарищ майор, дежурный по батальону сташ прапщ Лукьянов!

Комбат отпустил Исмаилова и тот, поднявшись с пола, исподлобья смотрел на обоих начальников.
- Лукьянов, завтра наряд не сдадите до тех пор, пока эта сука не сдаст мне зачет по таблице умножения. И не приведи Господи, он ее не сдаст — на вторые сутки пойдете.
- Есть!

В полвосьмого утра они плотно сидели на таблице умножения на три.

***
Еду сегодня в троллейбусе. Троллейбус забит битком — комару не пролететь.
И среди всей этой толчеи — весьма внушительных габаритов кондукторша. Далее она произнесла фразу, поднявшую всем настроение на весь день:
- Держитесь, крошки, я пошла!..

***
Шел сегодня по заводу и увидел канализационную трубу с надписью-УСЛОВНО ЧИСТЫЙ КОЛЛЕКТОР. Грустно стало, все у нас в стране условно. Условно честные чиновники, условно съедобные продукты, условно высокие зарплаты и пенсии. Даже говнопровод и тот условно чистый оказывается…

***
Занимаемся с женой сексом. Она спрашивает:
- Ты все?
- Да, теперь можно домой идти.
P.S. Был нещадно побит.

***
подружка рассказала — у них рядом с домом открылся магазин «Рыболов — интим»
заходить страшновато…

***
Доброжелательная мама радостно звонит мне, чтобы сообщить:
- Лена, я нашла тебе наконец-то идеальные сапоги. Всё как ты хотела: чёрные с красным, без каблука, ооооочень красивые, тебе понравятся, они тебе пойдут! Но они стоят 20 тысяч, так что их у тебя не будет.

***
Сидели вчера на кафедре за рюмкой чая по поводу ДР одного из доцентов. Получилось, как в известном анекдоте про то, о чем говорят канадские лесорубы.
- В лесу о бабах, с бабами о лесе…
Вот и мы, поскольку сессия на носу, естественно заговорили о нынешних студентах. Каждый рассказал своё, сокровенное. Кажется, победил следующий диалог преподавателя и симпатичной студентки.
- Знаете, я не могу поставить Вам зачет.
- Ну, Николай Иваныч, ну ещё спросите… Я учила…
- Ладно. В чем измеряется ток?
-О, это я точно знаю!!! В ДЕЦИБЕЛАХ!
- Да что Вы, не может такого быть.
- Извините, переволновалась. На самом деле — в МИЛЛИГРАММАХ!
- Вы уверены?
Студентка, радостно
- Конечно же нет! В ПискАлях!
- …..
Нельзя не отметить, что универ у нас технический… И чего натворит эта четверокурсница, если, не дай бог, пойдет работать по специальности?

Похожие статьи:

  • Новые смешные истории
  • Афоризмы
  • Истории