***
Мой отец воевал немного. Его призвали в 42м, и после сокращенных командирских курсов, как и миллионы других, кинули в окопы. В среднем жизнь комвзвода на передовой длилась месяц-два, а он пробегал четыре. Пулеметная очередь выбила глаз, разорвало легкое. И сделала неподвижным колено. В 20 лет он стал инвалидом первой группы.
Он не сдавался. Закончил юридический, работал адвокатом, запоминая дела на слух. Конечно, это были безденежные дела (в Донецкой консультации он был единственным не-вечно-угнетенной национальности ).
Практически слепым, он рассказывал мне о планерах, путешествиях, охоте, фотографии… всем тем, что забрала у него война.
Только вот никогда не говорил о войне. Никогда не ходил выступать перед школьниками. Ездил только на встречи с фронтовиками, но никогда не брал меня. Он говорил, что лучше это скорее забыть. Даже на передовой он не научился пить и курить. Только однажды, в конце восьмидесятых я увидел его пьяным. Девятого мая он вернулся со сбора странно молчаливым, купил и выпил бутылку, и стал безудержно рыдать. Мне все растерялись. А папа достал с антресолей драный фанерный чемодан, где, как оказалось хранил свои фронтовые записки, фото, награды, какие-то памятные вещи (почему-то запомнились коробочка зубного порошка, станок для заточки безопасных лезвий, и кисет с вышитой надписью «защитнику Родины»).
Он сказал, что на встрече из всего полка он остался последним.
Он рассказывал про фронт. И это было совсем не то, что показывали в фильмах. Это было страшно. Я жалею, что не записал тогда. Никогда больше он не повторял. Но до сих пор помню, как он рассказывал про расстрел дезертиров перед строем, и как его поразило, что об их предательстве сообщат на родину (это означало смерть для родни), и о том как полк промаршировал поверх наспех вырытой могилы с расстрелянными. И о жизни в оледеневших окопах с дерьмом. О голоде. И о том что иногда больше всего хотелось поскорее быть убитым…
Он умер. Где-то я рад, что он не увидел малолетних новых нацистов и недобитых эсэсовцев на парадах, и бандеровскую сволочь у руководства… И я считал, что с моим переездом в Торонто все это останется позади.
Но однажды я спросил младшую дочку, которая проучилась уже в канадской школе, что она знает о второй мировой. Она честно повспоминала уроки и сообщила, что война началась с того, что немцы стали обижать евреев, а потом за них заступилась Америка, и она вместе с канадским десантом победили Гитлера.

***
Слушайте сказку, про победу Добра над Злом.

Была в одной воинской части жуткая дедовщина. Но однажды нашелся в ней добрый молодец «дух», который послал «дедушку» на… [ну, вы понимаете].
Послал и ушел в наряд. Стоит он в наряде и понимает, что вечером в казарме ему полярный лис придет. И убегает этот добрый молодец из наряда. Убегает в казарму, где идет к тому самому «деду».
Встает перед ним по стойке смирно и орет согласно уставу. Мол, рядовой Вася, командир части ждет вас у себя, мне приказано проводить.
Ну приказано, так приказано. Пошли они.
Заводит «дух» Васю в сарай. Вася возмущается, дескать, командир-отец где?
Не нужен тебе больше командир, объясняет «дух». Снимает с плеча автомат, ставит на боевой взвод и целится в пузо Васи.
Ну что оставалось Васе? Испачкал Вася штаны и спереди и сзади, упал на колени… «Дух» говорит, сапоги мои лижи, супостат. Вася облизал, и разбежались они — молодой обратно в наряд, а Вася — штаны стирать.

Вечер. Заходит «дух» в казарму, там одни «деды». И зовут они его, мол, сюда, тварь на полусогнутых.
«Дух» интересуется, типа, бить меня будете за то что заставил Васю сапоги мне лизать?
Гробовая тишина.
Затем один «дед» интересуется, не ослышался ли он? Вася лизал сапоги «духа»? «Дух» кивает и удивляется притворно, дескать, разве Вася вам об этом не сказал?
«Деды» отпустили «духа» и начали лупить Васю.
Занавес.

***
В модный салон приглашен важный граф. Подали обед:
- 0 лосось! — радуется семилетний мальчик.
- Не лосось, а лососина, — недовольно поправляет его мамаша.И обращается уже к графу: — Но уж вы то, конечно, знаете разницу между лососем и лососиной.
- Она, такая же, мадам, как между дураком и дурачиной.

***
Хочу исправить важную историческую ошибку. До сих пор существует легенда, будто Миклухо-Маклай испугал воинственных папуасов, когда демонстративно поджег спирт. Аборигены будто бы пришли в ужас, что белый человек сожжет их море, и отступили.
Но новейшие исследователи показывают, что папуасам уже тогда были знакомы свойства спирта. И аборигенов привела в ужас именно мысль, что пришелец может сжечь всю привезенную им огненную воду.

***
Дочь учится в третьем классе. Позавчера были у знакомой на даче, играли в какую-то дурацкую игру — разбивались по командам, каждый писал название любой вещи, и эти вещи команда-соперник должна была принести, кто больше принес, тот и выиграл.
Сегодня звонит учительница и ржет: что за игра у вас такая, отошла на 15 минут, столы из класса все вынесли, стулья вынесли, принтер отсоединили и тоже вынесли, двое старшеклассников стоят на стульях и снимают доску?

***
Разговор двух студентов-химиков.
Парень:
- Похимичим?
Девушка:
- О, неееет! На первом курсе мне как-то предложили пенетрат вагния с фалием. Я не сразу поняла, что речь шла не о химии…

***
У меня был раньше кот Кузя (царствие небесное). Котик был упитанный, даже не упитанный, а жирный кошак. Любил погулять на улице.
Вот значит как-то раз вышел Кузя прогуляться зимой, а на улице не просто зима, и даже не мороз, и даже не зима и мороз, а ЗИМА И МОРОЗ. Поэтому Кузьма даже не стал выходить из подъезда и сел под дверью (что только не вытворял Кузяк, но в дверь звонить не научился). На его счастье, пришел почтальон. Девушка. Позвонила, тыры-пыры, принесла че-то. Пока я проверяла, что и как, почтальон засмотрелась на кота. Он тяжело запрыгнул на трюмо и не менее тяжело лег. Почтальон внимаательно посмотрела на его пузо и сказала: «Ваша кошечка скоро родит, наверное».
Я аж опешила: «Это кот, вообще то».
Почтальон опешила не меньше меня.
Смеялись долго.

***
Майские праздники. Провинциальный ночной бар. По причине почти летней погоды перекуриваем на свежем воздухе на площадке перед парковкой. Из бара появляется парочка: очень навеселе девушка и парень, аккуратно ее поддерживающий за плечи. Направляются явно к машине. И тут (при большом количестве народа) у девушки случается «выхлоп». Дительный. Раскатистый. Мощный! Настолько мощный, что она прижимает руками к бедрам всколыхнувшуюся юбчонку и делает попытки ринуться в переулок, подальше от фонарей. Парень удерживает направление к машине и успокаивающе говорит:
- Ну, ничего, ничего. Успокойся. Вон, помнишь, как у Мерлин Монро юбка развевалась? И все нормально — знаменитость!
С этими словами он усаживает подругу на пассажирское сидение. У девушки на лице появляется какое-то странное выражение, перетекающее в облегченную улыбку: — А я думала там вентилятор был.
Парень захлопывает дверцу и, обходя машину, вполголоса добавляет:
- Да. Жаль, что рядом с ТАКОЙ знаменитостью мне места уже не найдется.

Похожие статьи:

  • Истории
  • Истории
  • Истории