***
БАБА ЛИДА

Этот рассказ я посвящаю незабвенной хулиганке, любительнице жизни и острых ощущений, моей подруге — Бабе Лиде.
Она прожила не особо долгую, но очень бойкую жизнь и даже после смерти не сразу угомонилась…

В 97-м году я был гораздо моложе и не то, чтобы поглупее, но тогда я мог рассчитать свои действия только на один ход вперед.
Сейчас, правда, тоже на один, зато перед очередным ходом, я научился делать маленькую паузу, на хорошенько подумать…

А той зимой 97-го, у меня еще не было этого ценного качества, что и позволило мне очутиться между Витьком и Олегом, в кабине старого громыхающего «ЗИЛа».
Шел снег.
Олег, почти упершись лбом в ветровое стекло, всматривался в дорогу. У него никогда не работали дворники.
Чтобы разрядить гнетущую обстановку, мы с Витьком даже пытались шутить:
- Так вот почему со стороны ветра стекло называется — ветровым, а со стороны Олега – лобовым…

Но внезапно, шуточки, как рукой сняло – нас остановили менты.
По венам вместо крови потек резиновый клей. Время остановилось и мы осознали во что вляпались…
Олега трясло от ужаса, но он делал вид, что от холода, Олег пытался улыбаться и кокетничать с гаишниками охрипшим голосом, но выглядело это жалко:
- Извините, Вы конечно правы, но фара у меня вот только что перегорела, наверное вас испугалась кхе, кхе, кхе, я обещаю — как только доеду до дома, спать не лягу, а лампочку поменяю. Номерной знак? Пожалуйста.

И Олег кинулся тереть своей шапкой номер машины заляпанный примерзшей грязью.
Луч ментовского фонарика, наконец удостоил своим вниманием и нас с Витьком:
- Эй, там, в кабине! Сколько вас?
- Двое.
- Все граждане России? А ну покажитесь.
- Так точно, все!
- Ладно. Водитель, что в кузове везем?

Олег:
- Пустой еду, только с ремонта, можете заглянуть.

Но мент, после получения денежки за неработающую фару, несколько подобрел, подсдулся и заглядывать в кузов, ему уже было лениво:
- Ладно, верю, езжай, только смотри — фару сделай и машину помой.

Резиновый клей в наших жилах опять сменился горячей кровью, мы снова могли дышать и сердца застучали как пулеметы.
Говорить не хотелось, не считая мата облегчения на выдохе.

Дело в том, что, всего в машине нас было не трое, а четверо. В кузове грузовика, через всю Москву, мирно ехал маленький, но тяжелый труп…
Труп Бабы Лиды.

Она была доброй и веселой старушкой, ко мне относилась почти как к сыну — приютила, когда мне негде было жить. Только вот пила очень. Пила, курила Беломор и виртуозно ругалась матом (старая рыбацкая закалка). Баба Лида была родом из Крыма и только на старости лет, нехотя подалась в столицу к дочке с зятем.
Москву она не переваривала и всегда считала денечки, когда, наконец опять наступит весна, чтобы снова уехать на все лето домой, к родному Черному морю…

А в тот, последний день, Бабу Лиду занесло черте куда, в гости к старой подруге. Посидели они, хорошенько выпили, да и уснули на диванчике перед телевизором.
Подруга к вечеру проснулась, протерла глазенки, а ее гостья уже холодная и синяя вся. Захлебнулась во сне.
Перепугалась хозяйка и бросилась звонить дочке покойницы и ее мужу Олегу:
- Выручайте! Приезжайте! Забирайте! Скоро вернуться внуки, а квартира-то однокомнатная! Христом Богом прошу — избавьте детей от смертельных сцен и разборок с милицией…

…Вот так я и вписался в эту авантюру – занялся незаконной транспортировкой трупа.
Благополучно вернувшись домой, выгрузили, принесли и положили ледяную бабушку на ее родной диванчик. Хух.
Чик-чирик – мы в домике…

Но настоящие заботы только начинались, прежде всего, нужно было срочно получить справки по поводу смерти и транспортировки, чтобы везти сердешную на Родину в Крым и схоронить там рядом с мужем. Баба Лида всегда хотела только так и никак иначе.
Решили выезжать уже завтра, на двух машинах — грузовой и девятке, чтобы все родственники поместились.
Держала нас только бумажная волокита.

Олег набрал номер, мы с Витьком притихли.
Олег:
- Здравствуйте, у меня умерла теща… да, спасибо большое, так вот, мне нужна справка, чтобы ее…

Витек, удивленно зашептал:
- За что спасибо? Поздравляют!?
Олег махнул на нас рукой и продолжил:
- Как в понедельник? Но мне завтра нужно ее вести в Крым… Але, Але!

Он еще пару раз перезванил, но все напрасно — дело уперлось в понедельник.
Витек посоветовал:
- Олег, смерть тещи в наше время – событие довольно двойственное. Скажи лучше, что у тебя умерла мама, может они войдут в положение и скорее зашевелятся.

Олегу идея понравилась, он напряг все свои, какие в нем дремали, актерские таланты, опять набрал номер и трагически заговорил голосом Левитана:
- Добрый вечер, дело в том, что у меня пять минут назад умерла мать… Спасибо, так вот, мне нужна справка… Как в понедельник!? Вы что!? До понедельника она протухнет и завоняется!!! …Да, а как вы догадались, что – это снова я…?

…Но, так, или иначе, с документами все утряслось и уже на следующий день, мы купили гроб, пристроили в него покойницу и выехали, а спустя тридцать бесконечных часов, прибыли в зимний, промозглый Крым.
Все замерзшие и уставшие, почти до состояния виновницы путешествия.

Схоронили сердешную, помянули, да и отправились в обратный путь.
Но самое жуткое выяснилось уже в Москве. Оказалось, что – ни черта у них со справками не утряслось!
Олег признался, что покойницу мы везли, как живую. По документам, она умерла только в Крыму…

Слава Богу, что я не знал всего этого до самого конца, но удача была на нашей стороне, новичкам везет…

***
Я студент и учусь за границей. И вот кончились зимние каникулы, пора на учебу. От моего родного города до таможней ехать больше 3 часов, но возможно только автобусом или такси. И вот решил меня завезти до таможней папа на нашей машине. Это так сказать предыстория.
Так вот приехали мы на пункт, папа ставит машину на стоянку, берет паспорт, ключи от машины и решает проводить меня через границу. К слову сказать отец мой по причине того, что чаще ездит на машине, и того, что никогда не мерзнет, вышел на улицу в свитере, без шапки и курточки. Прошли мы границу, уже на польской стороне, и тут моему папе в голову стреляет гениальная идея, он берет у меня 10 злотых, идет в маленький магазин возле стоянки автобусов и покупает там две пачки йогурта, в Польше они вкуснее и дешевле чем у нас, а моя сестра от них балдеет и отец решил ей привезти. Садит он меня на автобус, я уезжаю. Вечером того же дня звонок от папы на Скайп.
«Дочь, я больше никогда в жизни не сделаю такую глупость»
А теперь глазами таможенников. Проходит границу мужик в свитере при морозе 19 градусов, через полчаса возвращается обратно с ДВУМЯ бутылками йогурта, садится в машину и уезжает. Вот так вот.

***
Бухгалтерская флешка

Прибегает дама: «Вы меня конечно не помните! Вы сестру мою когда-то учили работать на компьютере! Она мне к Вам посоветовала обратиться!» (Логика — супер! Сестру учил, а её помнить должен…)
«У меня — проблема. Ребёнок флешку в компьютер сунул и там — обломил! А у меня там — ДЕВЯТЬ предприятий… и годовой бухгалтерский отчёт по всем срочно сдавать! Восстановите, пожалуйста, спасите! Караул!»
Спрашиваю:
- Резервные данные есть?
- Нет, конечно! Спасите! Я на всё согласная! Делайте с неё что хотите, только восстановите!
- Ну что Вы. Копию же обязательно надо иметь. Если восстановим, то срочно копию надо сделать.
- Я теперь это наверняка поняла. Прямо сейчас схожу и другую флэшку куплю. Я верю, Вы — восстановите!
Берём. Смотрим (она пока не уходит, ждёт нашего с админом заключения). Оказывается это она не флешку обломила, а язычок USB разъёма обломился и остался во флэшке. Пинцетом обломок извлекаю. Флэшку вставляю в машину — ВСЁ! Работает.
Дама хватает флэшку и дёру. Мы ей вслед: «А резервную копию с баз делать?»
Из коридора отклик: «Потом! Сначала все отчёты сдам!»

***
У друга Васи сын занимается фигурным катанием.
Уходя на работу, Вася берёт пакет с мусором у двери и по пути к метро забрасывает его на помойку.
В этот день пакет был большой, помойка переполнена. Вася оставил пакет у помойки.
Васин сын не нашёл дома коньки…..но проходя мимо помойки узнал свой пакет с коньками.
Часа 3 простояли.

***
На выходе со двора дорога и тротуар. Каждое утро иду на работу, а на тротуаре стоит «шестерка». Между шестеркой и металлическим придомовым заборчиком сантиметров 50, с другой стороны — дорога. На дорогу выходить не хочу — машины да и гололед… Всегда обхожу шестерку со стороны дома, т.е. в эти самые 50см. А я мужчина достаточно крупный. И вот в это утро иду, смотрю шестерка стоит, заведена — мотор греет. Я как обычно протискиваюсь в эти 50 см и случайно задеваю пакетом машину, слегка, вскользь. Пакет — ничего особенного — бумаги, документы… Но из машины выскакивает мужичок-моська и начинает истошно визжать и размахивать кулачёнками. Слов я не разобрал, но оглянулся… Мосько юркнуло в машину и захлопнуло дверь. Я уже отошел метров на 5-10 и опять услышал визг. Оборачиваться не стал. Ушел. Следующее утро. Иду на работу, шестерка на том же месте, мотор греется, моська тяфкает на какого-то мужика. Мужик оборачивается — моська прячется, мужик идет дальше. Моська выскакивает погавкать… а мужик решил вернуться… с еле слышным щелчком раскрылся нож-выкидушка. Моська, обосравшись, баррикадируется в машине. Мужик подошел, не торопясь, обстоятельно, проколол все 4 колеса, и пошел своей дорогой. Сегодня там шестерки не было.

***
ОГРАБЛЕНИЕ ПО-МЕКСИКАНСКИ

Видавший виды рыдван нёсся по трассе Тулум — Канкун. Все крокодилы в отеле были перефотографированы, рыбы на рифе, подходившем прямо к берегу, перещупаны (мной) или распуганы (супругой), еда перепробована, а брошенные города Майя осмотрены и оставлены позади. Впереди прорисовывался час езды и аэропорт. Дети, немного приподустав от диеты, состоявшей преимущественно из дынь и мороженого, а также от отдыха в темпе presto, слегка кемарили на заднем сиденье, изредка пробуждаясь от лёгких ударов головой по крыше, когда наша «Антилопа Гну» пролетала некрашенных «лежачих полицейских» на всех 120.

Наученный предыдущим опытом вождения в Мексике, я не превышал. То есть, не очень. То есть, не везде. Другими словами, знаки часто и живописно меняли предписания — 120, 100, 80, 40, 90, 100…. То населённый пункт, то школа, то банановая плантация, а то вообще пешеходный переход — всё за 100 метров. По сторонам дороги, однако, виднелись лишь неизменные джунгли, изредка скрашенные вкраплениями гранитных стелл гостиниц: «Парадиз», «Вааще парадиз», и т.д. Самих гостиниц из-за деревьев видно не было — дорога, в основном, шла в паре километров от дорогой прибрежной полосы. Местами пейзаж смягчали военные грузовики, стоявшие на перекрёстках с сельскими дорогами из глубинки — особенно живописно на них смотрелись невысокие но гордые наследники Майя с автоматами и в камуфляже, охранявшие туристов от наркобизнеса (впрочем, возможно, наоборот).

Итак, я отчаялся войти в ритм со знаками, менявшимися не реже чем раз в 500 метров, и ехал, уступив требованию закона, не больше 120, замедляясь на взлётах. За мной уже какое-то время подпрыгивал относительно новый японский пикап, в кузове которого явно просматривались сельскохозяйственные принадлежности, а за рулём местный «мачо» в кепке. Наша езда с прыжками под горячим солнцем напоминала какую-то причудливую комбинацию авто-ралли с сиестой — гоним, но как-то лениво и дружелюбно, без надрыва.

Вдалеке замаячил какой-то населённый пункт, а знаки опять запрыгали без какого-либо порядка. «Надо бы замедляться», подумал я, «скоро может быть полиция», и начал потихоньку сбавлять. «Надо останавливать, а то в городе он гнать не будет», подумал, наверное, мой партнёр по ралли и включил мигалку на крыше. «Опа, полиция», заметил я. «Мачо» видимо оказался не совсем фермером, или, по крайней мере не только им.

«Здравствуйте», а точнее, «Буэнос диас», заметил полицейский, взглянув на солнце в зените и вытирая шею платком. «Буэнос диас», вяло ответил я, но за неимением платка шею не вытер. Полицейский не торопился, и помолчал. Я, исчерпав свой запас испанского, тоже помолчал. Мой визави что-то сказал, и опять вытер шею. Я грустно отвечал по-английски в том смысле, что по-испански не говорю, но «очень сорри» и «больше не буду». Затем я опять помолчал и начал грустить. Мой не-фермер опять помолчал (мы много и дружно молчали), а затем на неплохом английском объяснил мне, что я очень неправ, и что ехать 80 в зоне школы, перехода, дорожных работ, и охраны окружающей среды ОДНОВРЕМЕННО неподобает североамериканскому туристу. Затем, (естественно), помолчав и вытерев уже совсем мокрым платком шею, он уведомил меня о том, что он конфискует мои права, которые я могу выкупить в центральном участке через три дня, во вторник, уплатив $200 зелёных за свои прегрешения. Я возразил в том смысле, что самолёт через час, и вообще, оставляя такого безответственного типа в Канкуне на три дня, он лишь подвергал меня дальнейшим искушениям и вводил в грех. Мы грустно посмотрели друг на друга, и тут я всё понял.

«А не разрешит ли мне месье — то есть, сеньор — то есть, закон — искупить свою вину прямо здесь?»
Полицейский вдруг ожил, его глаза сфокусировались, и он протянул мне спасительную длань закона: «Можно, сеньор. Только по форме. $200. Вот и квитанция….»
«Но, сеньор….» я замялся. «У меня нету $200 долларов. Отдых, вы сами понимаете. Да и наличные не были нужны.»
«То есть как, нету? Совсем?»
«Не совсем. Есть. Но совсем не $200″. Я звучал убедительно, потому как, к сожалению, не врал.
«А сколько?» И тут я ошибся. Я достал кошелёк и пересчитал деньги.
«$126″
«Закон удовлетворит $120. Строго по квитанции.» Страж порядка пересчитал деньги, достал обычную записную книжку, написал $120 на одной страничке, оторвал её и вручил мне. «Вот. Это квитанция.»
«Ээээ…» подумал я, обалдев от такого великодушия. «Ээээ!!!…» выдохнула жена.
«До свидания», сказал мой визави. «Впрочем, я вас провожу до слёдующего поста, а там, дальше, вы это, не превышайте. Ну, вы понимаете.»

«Следующий пост» был через километр. Мой новоявленный друг помахал рукой постовым, развернулся посреди дороги, и потрусил на просёлочную дорогу со своим кузовом лопат, граблей, и шлангов. Не иначе, сажать маис на фазенде. Рабочий день был закончен, и проведён не впустую. Закон восторжествовал.

А меня ждал аэропорт, в машине мирно сопели дети, и на душе было тепло от понимания того, что здесь живут такие же люди, в общем неплохие, которые хорошо говорят по-английски, неплохо умеют считать, и всегда войдут в положение туриста, особенно если он и сам всё понимает….

***
У нас в институте был доцент с фамилией Семикобыла. На первой лекции в семестре, при представлении себя новым слушателям, он начинал так: — Есть смешные фамилии, например, Восьмиконь или Шестилошадь, а у меня вполне нормальная — Семикобыла

***
Давно было, дочка (сейчас филолог) в свои 2-3 года говорила хорошо. Как-то выпросила сухариков, а может сушек и хрустела ими, сидя на своей кровати. Потом, к ночи ближе, начали мы все ложиться спать. Свет погасили. Дочка под одеяло забралась, поерзала — и выдает громко: «ТВОЯ МАТЬ !!! мне крошек здесь насыпала!»

***
Как-то в начале 90-х, вернувшись по щучьему велению из мест, не мной отдаленных, я решил продолжить свою трудовую вахту на предприятии, судьба которого, впрочем, спешила повторить судьбу страны советов. Зарплату, когда я пришел, там ждали за ноябрь какого-то предыдущего года, и по слухам, ее опять должны были давать в основном китайской тушенкой.
Я же был молодой и здоровый, деньги вездесущему организму были категорически показаны, и пришлось клюнуть на предложение уезжавшего на вахту одноклассника, заменить его на подработке. По его личному предварительному представлению.
Подработка была простая. Сторож-дворник в местном детском садике, прямо под нашими окнами. Но садик был непростой. Он принадлежал нефтеперерабатывающему заводу, который тогда трудными годами просто наслаждался.
Как сейчас помню, через месяц после моего трудоустройства, звонок бухгалтера мне на домашний телефон с просьбой, извините, не могли бы вы завтра прийти к нам в кассу в 16.30, чтобы забрать свои честно заработанные сто миллионов рублей.
Нет, реально зарплата сторожа тогда трижды накрывала зарплату ведущего инженера на военном заводе, и выдавалась в определенный день и час.
Но история не про это. Работало нас тогда в садике трое. Два молодых оболтуса вместе со мной, и пенсионер, получавший, как он говорил, свою прибавку к пенсии. Работа была ненапряжная, дежурили по очереди, через двое суток. В рабочий день с семи вечера до семи утра, по выходным с семи до семи вечера следующего дня. И так до бесконечности.
Но мы не унывали, и старались параллельно решать там свои маленькие задачи, одна из которых была не попасть на дежурство в Новый год.
Делалось это всякими хитроумными выкрутасами, начиная прямо с лета. Собиралась наша хитрая фракция сторожей-недорослей обычно в июне, июле на совещание в кухне детского сада, там внимательно считала текущий календарь, строила графики и выясняла, кого накроет дежурство на будущий Новый год.
Потом начинали мараковать своими отпусками, больничными, чтобы вывести на роковое дежурство нашего деда. И выводили, каждый год, жертвуя днем отпуска, или путая больничные дни. А он, старый, и не догадывался, только кряхтел нам в декабре, смотрите, какие чудеса, я опять на Новый год попал.
И так много лет подряд все получалось, а потом вдруг сорвалось. Дед угодил в больницу с сердечным приступом, и вышел на работу за четыре дня до конца года. Неудачно так вышел, обрекая именно меня на новогоднее дежурство, и главное, уже ничего нельзя было предпринять.
Короче, что делать, я предупредил всех своих, что меня на празднике нет и не будет, и отбыл на дежурство. Взял с собой бутылку коньяка, думал, может, поможет.
За час до Нового года вдруг слышу звонок в дверь. Открываю, матерясь, кого там нахер еще принесло. В дверях стоит наш пенсионер, и говорит: «Слушай, я что подумал, ты же молодой, тебе же интересно это все, иди домой, встречай Новый год с семьей, а я за тебя подежурю. Все равно моя хозяйка уже уснула, а мне одному похер где сидеть, дома или здесь».
Вот так.
Да, я ему сто раз спасибо тогда сказал, и бегом побежал встречать Новый год. А по дороге навстречу мне шли веселые и уже пьяные люди, они орали мне вслед, взрывали фейерверки и махали шариками. А я бежал домой и плакал от счастья.
Классно, да?
Никуда я не убежал. Встретил Новый год с дедом в садике. Потом под коньяк сказал ему, прости меня, дед, что я вырос такой дурак. А он тогда и не понял, о чем разговор.
П.С. Время неумолимо.

Похожие статьи:

  • Истории
  • Новые истории
  • Истории