***
В машину коллеги по мозговедческому цеху въехал не вполне адекватный парень на джипе.
пишет мне смс-ки:
1. парень наш — точно сидит на стимуляторах
2. приехали гаишники, пухлые задорные и чешутся. кабы не блохи. как думаешь, им шампуньку подарить или ошейнички?
3. приехала мама парня…парень-то оказывается адекватный…

***
Моему деду в то лето было 88 лет. Я навестил его в деревне. Родители предупредили меня, что хотя дед физически вполне ничего, но уже начал немного чудить. Ну, чтобы я не особо с ним спорил, если он вдруг начнет хвастать своими подвигами во время наполеоновских войн. Впрочем, среди моих знакомых столько чудиков, что мне не привыкать.

Я, как водится, спросил его о здоровье.
«Знаешь, внучок, ну какое может быть здоровье в таком возрасте… Вот представь себе, беру велосипед, еду в раённый центр, приезжаю и не могу вспомнить, а что мне здесь надо было. Сажусь на велосипед и еду домой. Так что про здоровье лучше не спрашивай.»

***
Дурацкие законы штата Пенсильвания

По пенсильванскому закону запрещается разряжать пистолет, револьвер, пушку и другие виды огнестрельного оружия на свадьбе.

Является незаконным проживание более 16 женщин вместе в одном доме, т.к. в противном случае он представляет собой бордель.

Не разрешается спать на крыше холодильника вне помещения.

Любой водитель, едущий по ночной деревенской дороге, должен останавливаться через каждую милю, пускать сигнальную ракету, ждать 10 минут, чтобы

***
Дядя Володя, три года провоевавший в армейской разведке и после этого до глубокой старости относившийся к жизни с лёгким юмором, часто так посмеивался над нашими житейскими волнениями:
- В сорок втором как фриц дал мне прикладом, так у меня больше никаких проблем с зубами, а вы всё ходите и ходите к стоматологам…

***
Бабушка давным-давно рассказывала.

Принято считать, что немцы в годы войны на оккупированных территориях только и делали, что убивали, насиловали и грабили. Нет! Карательные отряды этим грешили, правда, но это их работа, как говорится. Зверства творились только во время наступления, и если их тревожили партизаны.
В селе, где жила бабушка, партизан не наблюдалось. При вторжении в село местные старики, бабы и дети благоразумно попрятались в подполах, и посему расселение немчуры обошлось без особых кровопролитий.
А дальше началась хоть и не легкая новая и голодная для сельчан жизнь, но вполне спокойная. А за два с лишним года оккупации, так и вовсе все стали как хорошие знакомые.
А что? Немцы они же были по сути такие же человеки, как и наши солдаты – подневольное «пушечное мясо». «Верхи» тешили свое самолюбие, а «низы» отдавали свои жизни за их политические игры. Так было, есть и будет.

Это было небольшое отступление, а теперь и сама история.